Что такое атипичная депрессия

Заболевание атипичная депрессия: симптомы и лечение

Не всем известно, что атипичная депрессия симптомы имеет следующие: постоянная тревожность, повышенная сонливость, изменение массы тела.

Существуют разные виды недуга. Атипичная депрессия — это некий подвид, обладающий определенными характеристиками. Если пациент болен классической депрессией, то он:

  • часто грустит;
  • теряет жизненную энергию;
  • чувствует себя безнадежным;
  • не получает радости от того, чем он занимается;
  • не способен сосредоточиться;
  • может плакать без причины;
  • тяжело принимает решения;
  • раздражителен;
  • часто хочет спать либо страдает бессонницей;
  • чувствует беспричинные боли;
  • у него происходят нарушения пищеварения;
  • не чувствует полового влечения;
  • страдает головными болями;
  • у него происходят перепады аппетита (в результате чего человек набирает либо теряет вес);
  • начинает задумываться о смерти;
  • пытается покончить жизнь самоубийством.

А вот если говорить об атипичной депрессии, то все сложнее. Симптомов здесь гораздо меньше. Такое заболевание появляется у людей, ранее перенесших классическую форму болезни.

Атипичная депрессия встречается довольно часто. Некоторые врачи утверждают, что недуг обычно не диагностируют. Сейчас проводятся некоторые исследования. Их цель — определить, является ли данное заболевание разновидностью дистонии. Также более подробно изучается факт, что атипичная депрессия — это облегченная форма биполярного расстройства. Другими словами, маниакально-депрессивного психоза. У пациентов, которые страдают психозом, часто меняется настроение, но эти перепады не столь резкие.

Симптомы болезни

Стоит сравнить атипичную депрессию и ее острую форму, сразу же можно заметить явное отличие. При первом заболевании на любую жизненную ситуацию происходит мгновенная реакция настроения. То есть после того, как в жизни больного случилось что-то хорошее, он чувствует себя значительно лучше. В случае меланхолии, острой депрессии подобное улучшение не происходит. К симптомам атипичной депрессии принадлежат также:

  • повышенная сонливость;
  • увеличение аппетита (способствует появлению лишнего веса);
  • чрезмерная чувствительность к отказу, в результате чего человек не способен нормально функционировать среди других людей;
  • чувство «свинцовости», парализованности (пациент ощущает в конечностях тяжесть).

Изначально врач должен определить наличие физических причин, которые могли спровоцировать симптомы заболевания. К примеру, причиной может выступать даже сдача анализов, с помощью которых определяется уровень гормонов. Атипичная депрессия может проявляться вместе с другими болезнями. Если у человека низкий уровень гормонов, которые вырабатываются щитовидной железой, то это может быть причиной лишнего веса, депрессивного состояния. Такое заболевание может проявляться и в случае, когда отсутствует синдром роста.

Причины заболевания

Врачи считают: депрессия появляется из-за того, что в мозгу нарушается химический баланс. Но утверждать пока ничего нельзя, ведь причины данного заболевания еще не полностью изучены. В группу риска попадают люди, которые:

  • по генетике имеют предрасположенность к заболеванию;
  • потеряли близкого человека и горюют (развод, разлука, смерть);
  • переживают конфликты между личностями, в результате которых чувствуют себя виновными;
  • прошли через насилие (все виды: эмоциональное, сексуальное, физическое);
  • пережили определенное событие, которое для них имеет очень большое значение (ушел на пенсию, закончил учиться в университете, поменял работу, переехал);
  • серьезно больны (с диагнозами ВИЧ, инсульт, рак);
  • злоупотребляют вредными привычками (пьют, употребляют наркотики);
  • стали изгоем в семье, определенной соцгруппе.

Способы лечения

Лечение атипичной депрессии обычно заключается в приеме антидепрессантов. Причем пациенту врач выписывает лекарства, которые дают быстрый эффект, поскольку вылечить атипичную депрессию, используя более старые антидепрессанты, не получится.

Антидепрессанты, в основе которых находятся ингибиторы моноаминоксидазы, дают хороший эффект, однако врачи не сразу назначают данные лекарства.

Почему? Потому что у этих препаратов есть побочное действие: они не совместимы с той пищей, которую употребляет человек. Пациентам, которым назначен такой препарат, следует строго придерживаться диеты. Больные должны меньше принимать жиров, углеводов. Но еще необходимо ограничить количество пищи, которая богата на тирамины. Тирамин — это тот компонент, который не позволяет полностью действовать моноаминоксидазам, аминокислотам. Какие продукты пациент должен употреблять в меньшем количестве? Следующие напитки и продукты содержат тирамин:

  1. Сыры, которые прошли выдержку (сливочный сыр, творог абсолютно безопасны).
  2. Сырокопченое либо копченое мясо, бастурма.
  3. Продукты, перележавшие в холодильнике (больше 2 недель), или те, которые неправильно хранились.
  4. Сочетание различных продуктов. К примеру, пицца. В ней могут содержаться продукты, включающие тирамин.

Атипичная депрессия — непростое заболевание, которое не может пройти просто так. С таким диагнозом следует обратиться к специалисту и соблюдать определенные рекомендации, лечение.

Личный опыт«Я лечусь от депрессии 10 лет»

The Village пообщался с человеком, который страдает от депрессии на протяжении десяти лет

  • Таня Клёнова , 20 февраля 2017
  • 77314
  • 72

Мне 28, и почти десять лет я лечусь от депрессии и шизотипического расстройства. До переезда в Москву я жил в Ленинградской области, в городе Сосновый Бор. Сюда приехал, чтобы попытаться начать что-то заново. Но с Москвой у меня как-то не складывается, я подумываю уехать обратно. Я надеялся, что смогу здесь вылечиться, но даже московские врачи не смогли мне помочь.

Когда началась депрессия

Первые признаки депрессии начались еще в школе, когда я только-только перешел в 11-й класс, мне тогда было 16 лет. У меня появились частые проблемы с настроением, а в голове постоянно возникали негативные мысли: хотелось каких-то перемен, я уже тогда ждал возможности уехать Петербург, надеялся, что все станет по-другому. Но там я стал апатичен, подавлен и равнодушен к тому, что происходит вокруг. К тому же меня постоянно преследовало ощущение нереальности и неправильности происходящего, чувство, что в какой-то момент что-то пошло не так.

Разум пытался толкать меня к переменам, предрекая улучшение. Я еще не понимал, что все это — симптомы депрессии. Но я понадеялся, что после поступления в университет мое состояние придет в норму. Когда я начал учебу на факультете радиотехники, то понял: ничего не изменилось и не изменится. Мне постоянно казалось, что где-то в другом месте лучше, чем в университетском болоте. К тому же нас учили голой теории, и никаких практических навыков я не приобрел — постоянно чувствовал, как трачу время впустую.

В 17 лет я устроился работать системным администратором в ночную смену. Там хорошо платили, а сама работа была офисного типа. Сначала я ощущал внутренний подъем, думал, что будет все в порядке. Но это было недолго. Уже через полгода все пошло на спад: я настолько уставал, что лучшим временем суток для меня был день, когда я имел возможность поспать и ничего не чувствовать. Потом, конечно, приходилось просыпаться, но я не жил — просто терпел время бодрствования и ждал, когда снова лягу спать.

Как я начал лечиться

В 21 год я впервые начал обращаться к врачам — и все следующие семь лет меня лечили от так называемой апато-заторможенной депрессии. Хотелось лежать, при этом одновременно лежать не хотелось. Я не знал, куда деться, ничем не мог заниматься в свое удовольствие. Все эйфорические ощущения были приглушены, все было ровным, и это мое собственное равнодушие еще больше меня угнетало.

Читайте также:  А кто знает, как часто можно грудничку микролакс ставить, е…

Такая депрессия возникает из-за нехватки дофамина и норадреналина, а при классической обычно нарушается выработка серотонина. Я не ощущал тяги к активности. Ведь дофамин — он как амфетамин: стимулятор, который отвечает за мотивацию. Норадреналин — это фактически раздражитель, он тоже стимулирует, но в отрицательном плане, и если он не дополнен дофамином, то ты будешь просто постоянно раздражаться и испытывать стресс. Однажды я нашел хороший форум — neuroleptic.ru, где сидят люди с психическими проблемами, обсуждают таблетки и в принципе психотерапию. Плюс там сидят доктора и специалисты, так что я не только изучал тему, но и находил себе таким образом врачей и лекарства.

По советам более-менее адекватных врачей, которые были на форуме, я начал принимать разные антидепрессанты и нейролептики. Я ходил к этим врачам, и мне выписывали рецепты, но были моменты, когда я заказывал лекарства в интернет-аптеке: к тебе просто приезжает курьер, которому все равно, что у него в коробке. Не уверен, что сейчас так делают.

Допустим, я знаю, как мое заболевание лечится на самом деле, но в России подобная методика не практикуется, так как предполагает прием препаратов амфетаминового ряда. Также помогают так называемые атипичные нейролептики, которые у нас в стране найти не так-то просто. Я пробовал некоторые из них, строго учетные — это когда рецепт в аптеке при покупке лекарства отбирают. Но и эти препараты оказывались бесполезны.

О врачах

Вообще, подход к лечению напрямую определяют врачебные специализации.
С одной стороны, есть психотерапевт, который, соответственно, зарабатывает на терапии, и все его лечение нацелено на то, чтобы ты ходил к нему как можно дольше и платил за новые и новые сеансы. Грубо говоря, пустое высасывание денег, в сложных случаях лучше к психотерапевту вообще не ходить. Но, с другой стороны, есть обратная крайность — психиатр просто выписывает лекарства, и до свидания.

Один из самых первых опытов обращений к врачу был не особенно приятный: я пришел, заплатил 5 тысяч за консультацию, а врач постоянно сверялся со списком совместимости препаратов — это неправильно. Хороший врач такое наизусть помнит. А как-то раз мне попался такой доктор, который спросил, что мне назначал предыдущий врач, и просто переназначил ровно то же самое.

Попадались и доктора-шарлатаны. Одному я заплатил за консультацию, рассказал о своем самочувствии во всех подробностях, а он только сидел и повторял за мной обрывки моих же фраз, делая вид, что разбирается в проблеме. По выражению его лица я понял, что он не знает, что со мной делать. В итоге я ушел от него с советом «уверовать и податься в религию».

О трудном времени

Тяжелее всего я переживал нехватку денег: я плохо ладил с родителями, и приходилось зарабатывать самому. Родные не знали тогда и до сих пор ничего не знают ни о моей болезни, ни о терапии, которую я полусамостоятельно проводил. Я мало зарабатывал, и постоянное безденежье угнетало, способствуя развитию очередного, как это называют, депрессивного эпизода.

Когда зарабатываешь достаточно, ты можешь покупать все нужные таблетки.
А когда на еду не хватает — какие тут таблетки? С другой стороны, пока ты только начинаешь лечение, тебе проще, ты еще ничего не знаешь и постоянно надеешься, что какая-нибудь очередная фигня тебе поможет. А когда надежда умирает после первых пяти врачей, начинаешь думать, что любые их рекомендации вряд ли помогут. У меня это ощущение появилось с четвертого посещения очередного доктора. В какой-то момент я просто-напросто все испробовал, и пробовать стало нечего.

О дальнейшем лечении

Я сам этому удивляюсь, но мой последний врач оказался по-настоящему неплохим специалистом. Он работает в психоневрологическом диспансере № 5. Но я к нему пришел неофициально, заплатив за прием 3 тысячи рублей, попытался объяснить свое состояние, и он стал единственным врачом, неожиданно поставившим мне шизотипическое расстройство. А потом сказал: «Добавляйся ко мне в Telegram, будешь ежедневно отчитываться о своем самочувствии на препаратах, которые назначу».

Он выписал мне два препарата: нейролептик и нормотимик. Нормотимик был скорее противотревожным: он должен был нормализовать настроение.
А нейролептик был в малой дозе — амисульприд, против негативной симптоматики, который помогает организму вырабатывать дофамин. Все это мне не подошло, он брал 2 тысячи за прием, и я решил, что к черту все это.

Но терапия заключается не только в таблетках. Очередной врач с форума посоветовал мне лечение электросудорожной терапией. Это когда к твоим вискам прикрепляют два электрода, дают наркоз, миорелаксанты, чтобы ты не трясся, и вызывают с помощью тока искусственный эпилептический припадок. Идет выброс гормонов, снимается на краткое время фоновое напряжение в голове, но что происходит дальше, я не в курсе, да и до конца все процессы никто не знает в принципе.

Как итог — такое лечение борется с резистентностью организма к препаратам, которые ты принимаешь. Все делается на фоне приема препаратов, хотя некоторые делают без. Ее практикуют только в нескольких клиниках, но даже в них редко используют на деле. У нас, в России, ее используют только в самом конце лечения, в отличие от Запада, где с электросудорожной терапии обычно начинают. В российских клиниках долго и упорно пытаются залечить тебя таблетками, пока ты еще шевелишься и двигаешься. Потом назначают электросудорожную терапию, если она тебе не помогает — дают инвалидность.

О больных и больнице

Чтобы пройти электросудорожную терапию, я обратился в Научный центр психического здоровья и остался там на три месяца. Этот центр мне рекомендовали как единственную клинику в Москве, в которой пациентов лечат таким способом. Но мой врач все время пытался меня отговорить: давайте, мол, подождем. Я соглашался и продолжал ждать. Потом врач признался, что не хочет делать мне электросудорожную терапию, потому что это не поможет, а якобы только навредит. Вместо этого мне предложили магнитную стимуляцию мозга, но и это не помогло: постоянно были какие-то жесткие побочки, я даже впадал в беспамятство.

Лечение в больнице кончилось тем, что однажды я ушел домой на выходные, там крепко выпил, а вернулся с вывихнутой ногой и запахом перегара. После этого меня собирались выгнать, но я ушел сам.

Теперь я планирую заработать 130 тысяч рублей или даже больше на электросудорожную терапию в частной клинике. Там она стоит около 100 тысяч рублей, остальные деньги мне нужны будут, чтобы просто жить, потому что после терапии я буду долго восстанавливаться и не сразу вернусь к работе.

Читайте также:  Intoxic средство от папиллом

Атипичная депрессия симптомы

Атипичные депрессии — «нешкольные», по выражению Е. Kraepelin, варианты с особой, атипичной, констелляцией симптомов.

Такие состояния, составляющие, по данным D. Е. Klein [1993], не менее 40 % всех депрессий, в ряде случаев протекают более короткими и частыми эпизодами и впервые возникают обычно уже в подростковом и юношеском возрасте. Они развиваются предпочтительно из фоне личностных девиаций истерического, избегающего и зависимого типов с чертами аффективной лабильности, тревожности, сенситивности в интерперсональных отношениях [Nuremberg A., 1996, 1997] .

В ряду атипичных депрессий рассматриваются:

Категория А — депрессии, формирующиеся путем видоизменения психопатологических проявлений аффективных расстройств (негативная аффективность):

Депрессия с отчуждением соматочувственных влечений (сна, аппетита, либидо);

Категория Б :

Б1 — депрессии, формирующиеся путем акцентуации одной из облигатных составляющих аффективного синдрома — тревожная, ипохондрическая, «самоистязающая» депрессии;

Б2 — за счет присоединения психопатологических проявлений неаффективных регистров — депрессия с навязчивостями, с бредом, истерическая депрессия.

Отдельные категории представляют собой маскированные депрессии — стертые, не достигающие полной психопатологической завершенности депрессии, при которых проявления гипотимии маскируются симптомокомплексами, выходящими за пределы психопатологических расстройств аффективного регистра и смешанные состояния.

АТИПИЧЕСКИЕ ДЕПРЕССИИ (А) .

Апатическая депрессия [ Вертоградова О.П., 1980 ] характеризуется преобладанием явлений негативной аффективности. В клинической картине доминирует дефицит побуждений с падением жизненного тонуса. Сохраняющаяся активность отчасти маскирует наступивший изъян (внешне образ жизни и характер деятельности существенно не меняются), но все поступки как бы утрачивают внутренний смысл, совершаются в силу необходимости, «по привычке», «автоматически». Апатический аффект лишен выразительности и сопряжен с обеднением мимики, монотонностью речи, замедленностью движений, временами достигающего уровня выраженной акинезии. Депрессия манифестирует внезапным чувством отрешенности от всех прежних желаний, безучастности ко всему окружающему и собственному положению, отсутствием заинтересованности в результатах своей деятельности, свойственной ранее вовлеченности в события жизни. Изменившееся самоощущение резко контрастирует с доболезненным. При апатической депрессии (в отличие от тоскливой) витальные расстройства, сопряженные с явлениями отчуждения, лишены гиперестетических проявлений. Доминирует не всегда четко определяемое ощущение внутреннего дискомфорта, безысходности, нарастающего беспокойства, напряжения, обычно сочетающегося с вялостью. На первый план (хотя и под маской безразличия или даже безучастия к событиям окружающей жизни) выдвигаются мрачная угнетенность, связанная с осознанием произошедших изменений аффективной жизни («синдром потери», [Lenz H., 1979] ).

Адинамическая депрессия [Weitbrecht H., 1960, Glatzel J., 1968] ( antriebdepression ) протекает с преобладанием негативной аффективности в виде феноменов потери инициативы, импульса к спонтанной активности. В клинической картине преобладает двигательная заторможенность, адинамия, доходящая до степени аспонтанности, оцепенение. Скованность в мышцах, бессилие отчетливо сочетаются с отсутствием побуждений и желаний. Адинамическая депрессия представляет собой вариант депрессии апатической.

Астеническая депрессия [Gayral L, 1972] (депрессия истощения, неврастеническая меланхолия). Астения — одно из симптомообразующих проявлений депрессии. В ряде случаев астения выступает в качестве продрома аффективных расстройств. Картина развернутой астенической депрессии включает в себя повышенную истощаем ость, снижение активности, слабодушие, слезливость, жалобы на физическое бессилие, утрату энергии, «изношенность»; любая деятельность сопряжена с необходимостью преодоления немощи и не приносит удовлетворения. Чувство усталости возникает даже при незначительном усилии. У больных с легкой депрессией функционирование может быть сохранено, но сопровождается повышенной истощаемостью. Изменения самоощущения часто имеют характерный для депрессии циркадный (суточный) ритм с большей выраженностью угнетенности, усталости, тягостного самоощущения в утренние часы (сразу после ночного сна). Особенностью депрессивной утомляемости, отличающей ее от обычной усталости и даже от так называемого синдрома хронической усталости, является особое чувство мышечной вялости, нарушение общего чувства тела. Депрессивная астения отличается стойкостью и отсутствием связи с нагрузкой. При более выраженных депрессиях характерны жалобы на затруднение, возникающее даже при выполнении обычных утренних процедур (умывание, одевание, причесывание). Последние изнуряют и занимают значительно больше времени, чем обычно. Могут отмечаться признаки раздражительной слабости и астенической гиперестезии — повышенной чувствительности к сенсорным стимулам с непереносимостью внешних раздражителей (громких звуков, яркого света и т. д.), несоразмерность ощущений, сопровождающих физиологические процессы. Собственно аффективные проявления ограничены, тоска, тревога, идеи малоценности, виновности не характерны. Преобладают пессимизм с чувством бесперспективности, подавленностью, безразличием.

Анестетическая (деперсонализационная) депрессия [Shafer A., 1880] определяется явлениями отчуждения эмоций, распространяющимися на межличностные отношения (утрата эмоционального резонанса) и явления внешнего мира. Депрессивное отчуждение может приобретать генерализованный характер с картиной болезненного бесчувствия (anaesthesia psychica dolorosa ) в виде мучительного сознания утраты эмоций (нет ни настроения, ни желаний, ни скуки, ни тоски, ни чувств к ближайшим родственникам, даже к собственным детям). Происходящее вокруг не находит отклика в душе, все кажется измененным, неестественным, чужим, отдаленным.

Чаще наблюдаются легкие варианты депрессивной деперсонализации. Отчуждение в этих случаях ограничивается явлениями «неистинности эмоций» с ощущением приглушенности чувств [Schilder P., 1914]. Доминирует чувство изменения эмоциональной сопричастности с внешним миром, «существования за преградой». Соматопсихическая деперсонализация исчерпывается флюктуирующим, нестойким искажением телесной перцепции с проекцией на отдельный орган или функцию. Анестезия в эмоциональной сфере не достигает кульминации.

Расстройства самосознания с преимущественным вовлечением идеаторной сферы протекают с картиной моральной анестезии [Смулевич А. Б. и др., 1997; Ильина Н. А., 1999]. Явления болезненного отчуждения манифестируют сознанием неудовлетворенности собственной психической деятельностью, «морального уродства» вследствие утраты способности к логическому мышлению, установлению последовательных связей между событиями, усвоению элементарного смысла вещей. Проявления моральной анестезии носят ограниченный характер, не распространяются на сферу чувств и, как правило, сочетаются со склонностью к истерической драматизации своего состояния и заинтересованностью в сострадании. Хотя уровень отчуждения относительно неглубок и проявляется главным образом снижением насыщенности восприятия и воображения, на первый план выдвигаются опасения необратимости изменений умственной деятельности, постоянные сопоставления с прежними, до-болезненными психическими возможностями, возводимыми в ранг идеального совершенства. Симптомокомплексы моральной анестезии отличаются нестойкостью и полностью редуцируются по мере обратного развития депрессии. Феноменам отчуждения обычно сопутствует ангедония с утратой чувства наслаждения, способности радоваться, испытывать удовольствие.

Депрессия с отчуждением соматочувственных влечений [Снежневский А. В., 1983] ограничена проявлениями соматической сферы (соматические эквиваленты депрессии)— внезапной утратой потребности в сне, насыщении (депрессивная анорексия), снижением либидо вплоть до полного исчезновения сексуального влечения. Расстройства сна (непродолжительный прерывистый сон с тягостным пробуждением), так же как и редукция чувства голода, носят тотальный характер. Отвращение к пище сопровождается отказом от еды и недостаточностью питания со значительным похуданием на протяжении первых 1-2 недель заболевания. При этом проявления патологически сниженного аффекта (при наличии циркадианного ритма и депрессивного торможения) ограничиваются стертой гипотимией («депрессия без депрессии» [Schneider К., 1925]).

Как правило, соматические эквиваленты с отчуждением соматочувственных влечений не определяют клиническую картину депрессии на протяжении длительного времени, чаще всего они предваряют манифестацию аффективных расстройств других типов (ви-тальная, ипохондрическая депрессия), наступающую либо по мере углубления психопатологических проявлений в актуальной, либо в последующих фазах.

Читайте также:  Посев мокроты на микрофлору и бак посев (БК)

АТИПИЧНЫЕ ДЕПРЕССИИ (Б)

Депрессии, формирующиеся путем акцентуации одной из облигатных составляющих аффективного синдрома ( Б1 )

Тревожная депрессия [Bleuler E., 1903]. В клинической картине наряду с подавленностью преобладают психические, либо соматические, сопровождающиеся массивными соматовегетативными расстройствами (соматическая тревога [Hamilton M., 1965]), проявления тревоги. Больные боязливы, угнетены, подавлены.

В одних случаях на первом плане внутреннее напряжение, неопределенное беспокойство («неясная угроза нависла в воздухе», «что-то должно произойти»), иногда ощущаемое физически как внутренняя дрожь, трепет и не находящее конкретных причин и объяснений (витальная, свободно плавающая, генерализованная тревога).

В других случаях доминируют опасения воображаемого или (что чаще) гипертрофированного в сознании больного, но реально угрожающего несчастья, неуверенность в завтрашнем дне, боязнь неожиданных, непредвиденных событий («тревога вперед») либо тревожные сомнения в своевременности или правомерности уже совершенных поступков, обоснованности сказанного с множеством самоупреков («тревога назад»).

Иногда клиническую картину определяют тревожные руминации — сомнения в возможности принятия простейших повседневных решений, проявляющиеся в нерешительности, неуверенности в правильности своих действий в настоящем. Необходимость выбора, возникающая даже в обыденных ситуациях, превращается в мучительный, не имеющий завершения процесс («помешательство сомнений» [Legrand du Saulle, 1875]).

Самоистязающая депрессия [Leonhard К., 1957] определяется превалированием негативной самооценки, кататимно окрашенных, «ключевых» для состояния патологической подавленности идей собственной малоценности, виновности.

Постепенно по мере развертывания депрессии эти идеи приобретают характер доминирующих или сверхценных, вытесняя на периферию сознания конкурирующие представления, соответствующие реальной жизни.

На первый план нередко выступает чувство стыда, являющееся источником постоянных самоупреков: за будто бы недостойное поведение в прошлом и чаще за еще не совершенные, но возможные проступки в будущем, за неправедно прожитую жизнь, нарушенные моральные стандарты и нормы поведения в обществе.

Наиболее стойкий характер могут приобретать идеи виновности или греховности. В тех случаях, когда содержательный комплекс депрессии образуется на фоне относительно редуцированных аффективных расстройств, концепция собственной вины обнаруживает тенденцию к систематизации (больные каются в минимальных грехах, полагают, что вся их жизнь была только цепью ошибок, ложных поступков) и трансформации в депрессивный бред.

Ипохондрическая депрессия [Sattes H., 1955]. Гипотимия сочетается с тревожными опасениями за свое здоровье, ипохондрическими фобиями, многообразными телесными сенсациями и соматовегетативными расстройствами. Содержательный комплекс ипохондрических депрессий включает пессимистическое восприятие реальной или воображаемой соматической патологии и гипертрофированную оценку ее последствий. Доминируют представления об опасности (обычно преувеличенной) нарушений деятельности внутренних органов, которыми проявляется болезненный процесс, о его неблагоприятном исходе, негативных социальных последствиях, бесперспективности лечения. На первом плане:

— страх возникновения или обострения опухолевого процесса или другого тяжелого заболевания;

— страх смерти от внезапного сердечного приступа, нередко сопровождающийся паническими атаками;

— страх оказаться в ситуации, исключающей возможность медицинской помощи, агорафобия;

— явления обостренного самонаблюдения с тщательной регистрацией малейших признаков телесного неблагополучия. Даже преходящие болевые ощущения или вегетативные дисфункции могут восприниматься как признак развивающихся метастазов, как соматическая катастрофа и сопровождаются дурными предчувствиями.

Среди соматовегетативных проявлений преобладают нарушения сна (в особенности его непрерывности с «разорванным» сном во второй половине ночи и ранним пробуждением) с ухудшением самочувствия в утренние часы, чувством несвежести в голове, а также расстройства аппетита и нарушения вазомоторики, сопровождающиеся обильными соматопсихическими жалобами (чувство соматического неблагополучия, стеснения и тяжести в груди, летучие боли в суставах, озноб, давление и пульсация в различных частях тела).

Ипохондрические депрессии нередко наблюдаются в общемедицинской практике. Стремясь проверить свои опасения, больные в первую очередь обращаются к интернистам (врачам основных медицинских специальностей), настаивают на проведении многочисленных обследований, диагностических процедур.

ДЕПРЕССИИ, ФОРМИРУЮЩИЕСЯ ЗА СЧЕТ ПРИСОЕДИНЕНИЯ ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ НЕАФФЕКТИВНЫХ РЕГИСТРОВ (Б2) .

Депрессия с навязчивостями (ананкастическая депрессия [Lauter H., 1962]). В клинической картине доминируют конвергирующие в структуру аффективных расстройств (чаще всего производные от содержательного комплекса депрессии) обсессии. Обсессивно-фобические расстройства, формирующиеся в рамках депрессии представлены тревожными опасениями, навязчивыми идеями малоценности и самообвинения, навязчивыми мыслями о самоубийстве. Наблюдаются также панические атаки, с массивными соматовегетативными и конверсионными симптомокомплексами, а также фобии ипохондрического содержания.

В рамках тревожных депрессий, особенно в тех случаях, когда они приходятся на послеродовый период, манифестируют контрастные, сочетающиеся с яркими образными представлениями, обсессии — опасения потери контроля над собой, возможности совершения аутодеструктивных, социально неприемлемых и криминальных действий [Дороженок И. Ю., 1999]. По мере нарастания тревоги и внутреннего напряжения возникает страх причинить себе или окружающим (чаще всего новорожденному или другим близким родственникам) тяжелые или даже смертельные повреждения (выпрыгнуть в окно, ударить острым предметом, выбросить с балкона ребенка).

Истерическая депрессия [Смулевич А. Б., Дубницкая Э. В., 1999]. В отличие от витальной депрессии аффективные расстройства, сочетающиеся с истерическими симптомокомплексами, носят стертый характер. Признаки подавленности, собственно тоскливый аффект, явления идеаторной и моторной заторможенности выражены незначительно.

Чаще такие состояния возникают в ответ на разрыв любовных отношений или смерть близких. В этих случаях истерическая депрессия протекает с картиной патологической реакции горя [Lindemann E.,1942, 1944; Parkes С. М., 1965] Доминируют диссоциативные расстройства с ощущением физического присутствия ставшего жертвой катастрофы близкого человека, «общением» с ним, приобретающим форму диалога («фантом» продолжающейся жизни умершего объекта привязанности). Проявления депрессии, сочетаясь с истерическими симптомокомплексами, отличаются чертами театральности, нарочитости, а иногда и карикатурности. Обращает на себя внимание склонность к драматизации собственного страдания. Воспоминания о трагедии носят характер овладевающих представлений с ярким воспроизведением траурных церемоний, сцен похорон, разлуки и сопровождаются рыданиями со слезами, стонами, заламыванием рук, обмороками. Стремление привлечь внимание окружающих к своему горю нередко сопровождается демонстративным аутодеструктивным поведением (поверхностные порезы, царапины и т. п.) с угрозами или даже попытками покончить с собой («суицидальный шантаж»).

Чаще всего при истерических депрессиях на первый план выступают конверсионные расстройства, включающие патологические телесные ощущения в форме ярких, образных и отчетливо предметных телесных сенсаций (ощущение «гвоздя» или «иглы» в сердце), достигающих степени телесных фантазий (ощущение раскаленного предмета в форме шара внутри живота). Особенности проекции и субъективных описаний лишенных органической основы (функциональных) нарушений, а также их крайний полиморфизм и неустойчивость, определяющие одновременное или последовательное вовлечение в структуру клинических проявлений депрессии у одного пациента разных органных систем, позволяют дифференцировать соматизированную истерию от типичных проявлений соматической патологии.

Депрессия с бредом [Peters U., 1967]. Бредовые симптомокомплексы, сочетающиеся с депрессий, включают как депрессивный бред, так и более сложные психопатологические образования.

Депрессивный бред чаще всего ограничен типичными темами — стыда («паранойя совести»), вины (бред греховности), самообвинения, соматической болезни (ипохондрический бред).

При усложнении клинической картины намечается тенденция к расширению параноидных проявлений: наряду с бредом нечистой совести и самообвинения появляются идеи отношения, бред осуждения, обвинения. Нарастают тревога, страх; больные замечают осуждающие взгляды окружающих, ожидают ареста, неминуемой кары («затравленная депрессия» [Leonhard К., 1957]).

Бредовые депрессии характеризуются высоким уровнем тревоги, стойкими нарушениями сна, явлениями психомоторного возбуждения; очень высок риск суицидального поведения.

Ссылка на основную публикацию
Что с точки зрения психологии могут означать такие привычки, как кусание ногтей, губ, обдирание кожи
Я обдираю губы Меня всю жизнь мучает дурная привычка обдирать губы. Мне 25. я обдираю губы столько, сколько себя помню....
Что показывает рентген черепа
Рентген головы Визуализация черепной коробки и головного мозга осуществляется при помощи рентгеновских лучей. При воздействии их на ткани различной плотности...
Что полезно при варикозе 14 рецептов для здоровья вен
Что пить при варикозном расширении вен Главная О больнице Сведения о врачах Отделения Вакансии Руководители Наша лицензия Устав Свидетельство Программа...
Что скрывает алкоголизм, психосоматика зависимости
Психосоматика алкоголизма. Выход есть! Вы знаете, что, как и у многих психосоматических заболеваний, корни алкоголизма не в физиологической и не...
Adblock detector